Серафим Саровский Иисусова молитва

Тут вы сможете ознакомиться с материалом на тему : Серафим Саровский Иисусова молитва - в подробном и точном описании.

О молитве. Наставления Серафима Саровского

Истинно решившие служить Господу Богу должны упражняться в памяти Божией и непрестанной молитве к Иисусу Христу говоря умом: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного; в часы же послеобеденные можно говорить сию молитву так: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами Богородицы, помилуй мя грешного; или же прибегать собственно к Пресвятой Богородице, молясь: Пресвятая Богородица, спаси нас, или говорить приветствие ангельское: Богородице Дево, радуйся. Таковым упражнением, при охранении себя от рассеяния и при соблюдении мира совести, можно приблизиться к Богу и соединиться с Ним. Ибо, по словам св. Исаака Сирина, кроме непрестанной молитвы, мы приблизиться к Богу не можем (Слово 69).

Образ молитвы весьма хорошо расположил св. Симеон новый Богослов (Добротолюбие, часть 1, л. 61, слово о трех образах молитвы).

Достоинство же оной очень хорошо изобразил св. Златоуст: «Велие, говорит он, есть оружие молитва, сокровище неоскудно, богатство никогда не иждиваемо, пристанище безволненно, тишины вина и тьмам благих корень, источник и мати есть» (Маргарит, слово 5, о непостижимом).

В церкви на молитве стоять полезно с закрытыми очами во внутреннем внимании; открывать же очи разве тогда, когда уныешь, или сон будет отягощать тебя и склонять к дреманию; тогда очи обращать должно на образ и на горящую пред ним свещу.

Если в молитве случится плениться умом в расхищение мыслей, тогда должно смириться пред Господом Богом и просить прощения, говоря: «Согреших, Господи, словом, делом, помышлением и всеми моими чувствы».

Посему всегда должно стараться, чтоб не предавать себя рассеянию мыслей, ибо чрез сие уклоняется душа от памяти Божией и любви Его по действию диавола, как святой Макарий говорит: все супостата нашего тщание сие есть да мысль нашу от памятования о Боге и страха и любви отвратит (Слово 2, гл. 15).

Когда же ум и сердце будут соединены в молитве и помыслы души не рассеяны, тогда сердце согревается теплотою духовною, в которой воссиявает свет Христов, исполняя мира и радости всего внутреннего человека.

О всем мы должны благодарить Господа и предавать себя Его воле; должны также представлять Ему все свои мысли, слова и деяния, и стараться, чтобы все служило только к Его благоугождению. [1, с. 427–429.]

Одна молитва внешняя недостаточна. Бог внемлет уму, а потому те монахи, кои не соединяют внешнюю молитву с внутренней, не монахи, а черные головешки! Помни, что истинная монашеская мантия есть радушное перенесение клеветы и напраслины: нет скорбей, нет и спасения. [9, с. 225.]

Учись же умной молитве сердечной, как учат святые отцы в Добротолюбии, ибо Иисусова молитва есть светильник стезям нашим и путеводная звезда к небу [9, с. 209.]

Великое средство ко спасению – вера, особливо непрестанная сердечная молитва; пример нам св. Моисей пророк. Он, ходя в полках, безмолвно молился сердцем, и Господь сказал Моисею: «Моисее, Моисее, что вопиеши ко Мне?» Когда же Моисей воздвигал руки свои на молитву, тогда побеждал Амалика. Вот что есть молитва! Это непобедимая победа! Св. пророк Даниил говорит: «Лучше мне умрети, нежели оставить молитву на мгновение ока; молитвою пророк Даниил заградил уста львов, а три отрока угасили пещь огненную». [2, с. 551.]

В молитвах внимай себе, то есть ум собери и соедини с душою. Сначала день, два и больше твори молитву сию одним умом, раздельно, внимая каждому особо слову. Потом, когда Господь согреет сердце твое теплотою благодати Своей и соединит в тебе оную в един дух, тогда потечет в тебе молитва оная беспрестанно, и всегда будет с тобою, наслаждая и питая тебя. [8, с. 51.]

Всякая добродетель, Христа ради делаемая, дает блага Духа Святаго, но молитва более всего приносит Духа Божия и ее удобнее всего всякому исправлять. [8, с. 29.]

Из поучений преподобного Серафима Саровского

Из письменных наставлений преподобного Серафима

Преподобный Серафим Саровский

Бог есть огонь, согревающий и воспламеняющий сердца и утробы. Итак, если мы ощутим в сердцах своих холод, который от диавола, ибо диавол хладен, то призовем Господа: Он, пришед, согреет наше сердце совершенной любовью не только к Нему, но и к ближним. И от лица теплоты убежит хлад доброненавистника.

Вера без дел мертва есть (Иак. 2, 26), а дела веры суть: любовь, мир, долготерпение, милость, смирение, несение креста и жизнь по духу. Лишь такая вера вменяется в правду. Истинная вера не может оставаться без дел, кто истинно верует, тот непременно творит и добрые дела.

О попечении о душе

Если самовольно изнурим свое тело до того, что изнурится и дух, то таковое удручение будет безрассудное, хотя бы сие делалось для снискания добродетели.

Буде же [Если] Господу Богу угодно будет, чтобы человек испытал на себе болезни, то Он же подаст ему и силу терпения.

Мир душевный приобретается скорбями. Писание говорит: проидохом сквозь огнь и воду, и извел ecu ны в покой (Пс. 65, 12). Хотящим угодить Богу путь лежит сквозь многие скорби. Как ублажать нам святых мучеников за страдания, которые претерпели они ради Бога, когда мы не можем стерпеть и огневицы?

Ничто же лучше есть во Христе мира, в нем же разрушается всякая брань воздушных и земных духов. Ибо несть наша брань к крови и плоти, но к началом и ко властем и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Ефес. 6, 12).

Признак духовной жизни есть погружение человека внутрь себя и сокровенное делание в сердце своем.

Можно ли, видя солнце чувственными очами, не радоваться? Но сколько радостнее бывает, когда ум видит внутренним оком Солнце правды — Христа? Тогда воистину радуется он радостью Ангельскою. О сем-то и Апостол сказал: наше житие на небесех есть (Флп. 3, 2).

Кто в мирном устроении неуклонно ходит, тот как бы лжицею черпает духовные дары.

Итак, мы должны все свои мысли, желания и действия сосредоточивать к тому, чтобы получить мир Божий, и с Церковью всегда взывать: Господи, Боже наш, мир даждь нам (Ис. 26, 12).

Надобно всеми мерами стараться, чтобы сохранить душевный мир и не возмущаться оскорблениями от других; для сего нужно всячески удерживаться от гнева и посредством внимания оберегать ум и сердце от непристойных колебаний.

Оскорбления от других должно переносить равнодушно и приобучаться к такому расположению, как бы они не до нас касались. Если же невозможно, чтоб не возмутиться, то по крайней мере надобно удерживать язык по глаголу Псалмопевца: смятохся и не глаголах (Пс. 76, 5).

Чтобы сохранить душевный мир, должно отгонять от себя уныние и стараться иметь дух радостный; по слову премудрого Сираха, многи печаль уби, и несть пользы в ней(Сир. 30, 25).

Для сохранения мира душевного также всячески должно избегать осуждения других. Снисхождением к брату и молчанием сохраняется мир душевный. Когда в таком устроении бывает человек, то получает божественные откровения.

Не должно предпринимать подвигов сверх меры, а стараться, чтобы друг — плоть наша — был верен и способен к творению добродетелей.

Читайте так же:  Как молитвами вернуть мужа в семью от любовницы

Надобно идти средним путем, не уклоняясь ни на десно, ни на шуе (Притч. 4, 27): духу давать духовное, а телу телесное, потребное для содержания временной жизни. Не должно также и общественной жизни отказывать в том, чего она законно требует от нас, по словам Писания: воздадите кесарево кесареви и Божия Богови (Мф. 22, 21).

Должно снисходить и душе своей в ее немощах и несовершенствах и терпеть свои недостатки, как терпим недостатки ближних, но не облениться и непрестанно побуждать себя к лучшему.

Желающему спастися всегда должно иметь сердце, расположенное к покаянию и сокрушенное: жертва Богу дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50, 19).

Когда же человек старается иметь сердце смиренное и мысль сохранить в мире, тогда все козни вражии бывают бездейственны; ибо где мир помыслов, там почивает Сам Бог: в мире, сказано, место Его (Пс. 75. 3).

Мы всю жизнь грехопадениями своими оскорбляем величество Божие, а потому и должны всегда со смирением просить у Господа оставления долгов наших.

Покаяние во грехе, между прочим, состоит в том, чтобы не делать его опять.

Мы непрестанно должны хранить сердце свое от непристойных помыслов и впечатлений, по слову Приточника: всяцем храпением блюди сердце твое, от сих бо исходяща живота (4, 23).

Не выслушав прежде другого, отвечать не должно: иже бо отвещает слово прежде слышания, безумие ему есть и поношение (Притч. 18, 13).

О распознании действий сердечных

Когда человек приимет что-либо Божественное, то радуется в сердце; а когда диавольское, то входит в смущение. Сердце христианское, приняв что-либо Божественное, не требует стороннего убеждения в том, что сие от Господа, но самым тем действием убеждается, что восприятие его есть небесное; ибо ощущает в себе плоды духовные: любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание (Гал. 5, 42). А диавол хотя бы преобразился и в Ангела светла (2 Кор. 11, 14) или представлял мысли самые благовидные, сердце все будет чувствовать какую-то неясность, волнение в мыслях и смятение чувств. Объясняя сие, св. Макарий Египетский говорит: «Хотя бы (сатана) и светлые видения представлял, благаго обаче действия подати отнюдь не возможет: чрез что и известный знак его дел бывает» (Сл. 4, гл. 13).

Кто переносит болезнь с терпением и благодарением, тому вменяется она вместо подвига или даже более.

Должно быть милостиву к убогим и странным; о сем много пеклись великие светильники и отцы Церкви. В отношении к сей добродетели мы должны всеми мерами стараться исполнять следующую заповедь Божию: будете милосерди, якоже и Отец ваш милосерд есть (Лк. 6, 36), также: милости хощу, а не жертвы (Мф. 9, 13).

Творить милостыню мы должны с душевным благорасположением, по учению св. Исаака Сирина: «Аще даси что требующему, да предварит даяние твое веселие лица твоего, и словесы благими утешай скорбь его» (Сл. 89).

О терпении и смирении

Надобно всегда терпеть и все, что бы ни случилось, Бога ради, с благодарностью.

В молчании переноси, когда оскорбляет тебя враг, и единому Господу открывай тогда свое сердце.

Кто унижает или отнимает твою честь, всеми мерами старайся простить ему, по словам Евангелия: от взимающего твоя, не истязуй (Лк. 6, 30).

Когда люди поносят нас, то мы должны считать себя недостойными похвалы, представляя, что ежели бы мы были достойны, то все кланялись бы нам.

Итак, возлюбим смирение, узрим славу Божию: идеже бо истекает смирение, тамо слава Божия источается

Как воск, не разогретый и не размягченный, не может принять налагаемой на него печати, так и душа, не искушенная трудами и немощами, не может принять на себя печати добродетели Божией.

О должностях и любви к ближним

С ближними надобно обходиться ласково, не делая даже и видов оскорбления.

Когда мы отвращаемся от человека или оскорбляем его, тогда на сердце нашем как бы камень ложится.

Дух смущенного или унывающего человека надобно стараться ободрить словом любви.

Брату грешащу, покрой его, как советует св. Исаак Сирин (Сл. 89): «Простри ризу твою над согрешающим и покрой его».

Мы в отношении к ближним должны быть как словом, так и мыслию чисты и ко всем равны; иначе жизнь нашу сделаем бесполезною.

О неосуждении ближнего и прощении обид

Не должно судить никого, хотя бы собственными очами видел кого согрешающим или коснеющим в преступлении заповедей Божиих, по слову Божию: не судите, да не судими будете (Мф. 7. 1); ты кто ecu, судяй чуждему рабу? своему Господеви стоит или падает, станет же: силен бо есть Бог поставити его (Рим. 14, 4).

Гораздо лучше всегда приводить себе на память сии апостольские слова: мняйся стояти, да блюдется, да не падет (1 Кор. (10, 12).

За обиду, какова бы она ни была, не должно отмщать, но, напротив, прощать обидчика от сердца, хотя бы оно и противилось сему, и склонять его убеждением слова Божия; аще не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш Небесный отпустит вам согрешений ваших (Мф. 6, 15); молитеся за творящих вам напасть (Мф. 5,44).

Не должно питать в сердце злобы или ненависти к ближнему — враждующему, но должно любить его и, сколько можно, творить ему добро, следуя учению Господа нашего Иисуса Христа: любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас (Мф. 5.44).

Господь печется о нашем спасении. Но человекоубийца диавол старается привести человека в отчаяние.

Душа высокая и твердая не отчаивается при несчастьях, каковы бы они ни были.

Из устных наставлений преподобного Серафима различным людям

«Ах, если бы ты знал, — сказал старец иноку, — какая сладость ожидает душу праведного на небеси, то ты решился бы во временной жизни переносить всякие скорби, гонения и клевету с благодарением. Если бы самая эта келья наша (при этом он показал на свою келью) была полна червей и если бы эти черви ели плоть нашу во всю временную жизнь, то со всяким желанием надобно бы на это согласиться, чтобы только не лишиться той небесной радости, какую уготовал Бог любящим Его. Там нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания; там сладость и радость неизглаголанные; там праведники просветятся, как солнце. Но если той небесной славы и радости не мог изъяснить и сам св. Апостол Павел (2 Кор. 12, 2-4), то какой же другой язык человеческий может изъяснить красоту горнего селения, в котором водворятся души праведных?!»

Учись умной, сердечной молитве, как учат св. отцы в Добротолюбии, ибо Иисусова молитва есть светильник стезям нашим и путеводная звезда к Нему;

Одна молитва внешняя недостаточна; Бог внемлет уму, а потому те монахи, кои не соединяют внешнюю молитву со внутренней, не монахи, а черные головешки;

Помни, что истинная монашеская мантия есть радушное перенесение клеветы и напраслины: нет скорбей, нет и спасения;

Все делай потихоньку, полегоньку и не вдруг: добродетель не груша—ее вдруг не съесть.

Вот что делай: укоряют — не укоряй, гонят — терпи, хулят — хвали, осуждай сам себя, так Бог не осудит, покоряй волю свою воле Господней, никогда не льсти, познавай в себе добро и зло: блажен человек, который знает это; люби ближнего твоего: ближний твой — плоть твоя. Если по плоти поживешь, то и душу и плоть погубишь, а если no-Божьему, то обоих спасешь.

Читайте так же:  Молитва Святому никите
Видео (кликните для воспроизведения).

Чем, спросил я, истребить гордость и приобресть смирение? Он отвечал: «Молчанием. Бог сказал Исаии: на кого воззрю, токмо на кроткого и молчаливого и трепещущего словес Моих… Этого без труда не сделаешь. Молчанием же большие грехи побеждаются»

«Истинно решившиеся служить Господу Богу должны упражняться в памяти Божией и непрестанной молитве ко Иисусу Христу, говоря умом: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго; в часы же послеобеденные можно говорить сию молитву так: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами Богородицы помилуй мя грешнаго; или же прибегать собственно к Пресвятой Богородице, моляся: Пресвятая Богородица, спаси нас, или говорить поздравление Ангельское:Богородице Дево, радуйся! Таковым упражнением, при охранении себя от рассеяния и при соблюдении мира совести, можно приблизиться к Богу и соединиться с Ним. Ибо, по словам св. Исаака Сирина, кроме непрестанной молитвы, мы приблизиться к Богу не можем (Сл. 69, лист 142).

В церкви на молитве стоять полезно с закрытыми очами, во внутреннем внимании; открывать же очи разве тогда, когда уныешь, или сон будет отягощать тебя и склонять к дреманию; тогда очи обращать должно на образ и на горящую перед ним свечу.

Если в молитве случится плениться умом в расхищение мыслей, то должно смириться пред Господом Богом и просить прощения, говоря: согреших, Господи, словом, делом, помышлением и всеми моими чувствы.

Посему всегда должно стараться, чтоб не предавать себя рассеянию мыслей; ибо чрез сие уклоняется душа от памяти Божией и любви Его, по действию диавола, как говорит св. Макарий: все супостата нашего тщание есть, да мысль нашу от памятования о Боге и страха и любви отвратить (Сл. 2, гл. 15).

О всем мы должны благодарить Господа и предавать себя Его воле; должны также представлять Ему все свои мысли, слова и деяния, и стараться, чтобы все служило к Его благоугождению

Кто переносит с молитвой удары невольных искушений, тот делается смиренным, благонадежным и опытным.

«Не должно, — говорил он, — без нужды другому открывать сердца своего; из тысячи найти можно только одного, который бы сохранил свою тайну. Когда мы сами не сохраним ее в себе, как можем надеяться, что она может быть сохранена другим?»

С человеком душевным надобно говорить о человеческих вещах; с человеком же, имеющим разум духовный, надобно говорить о небесных

Печатается по: «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря». Составитель: священномученик Серафим (Чичагов). Репринтное издание 1903 года.

Святитель Феофан Затворник о молитве Иисусовой

О молитве Иисусовой словесной, умно и сердечно совершаемой

1) Об устной. В сокращенном слове она говорится так: «Господи помилуй». «Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешнаго», а в полном так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». В начале она произносится большею частию принужденно и неохотно, и по мере упражнения и себя к ней принуждения, если только есть решительное намерение посредством молитвы с помощью Божией благодати умалит всесторонния страсти, она от частаго в ней упражнения, по мере умаления страстей, время от времени будет делаться легче, приятнее и желательнее. При устной молитве всевозможно стараться держать разум в словах молитвы, говорить неспешно, все внимание сосредоточивая в мыслях, выражаемых словами, а когда ум будет увлекаться в посторонния мысли, без смущения опять вводить его в слова молитвы. Неразсеянность уму дается не скоро и не тогда как захотим, а когда смиримся и когда Бог благоволит. Сей Божий дар временем не определяется, ниже количеством молитв, а сердечным смирением и Христовой благодатию и всегдашним себя к ней понуждением. Из устной внимательной молитвы бывает переход к молитве умной, которая называется так тогда, когда одним умом к Богу устремляемся или зрим Бога.

2) Об умной молитве. При умной молитве необходимо должно держать внимание в сердце пред Господом. По мере нашаго усердия и смиреннаго тщания в молитве дарует Бог первое дарование уму нашему — собранность и сосредоточенность в молитве. Когда внимание к Господу делается неотходным, то оно есть внимание благодатное; а наше собственное внимание всегда бывает принужденное. От такой умной молитвы бывает переход к сердечной внутренней молитве, если только есть опытный учитель, очень удобный и свободный. Когда чувствами сердца с Богом бываем, а любовь к Богу сердце дополняет, тогда такая молитва носит название сердечной.

Буди вам известно, что умносердечная молитва приходит в сердце иным скоро, а иным не скоро. Я знаю трех лиц: одному пришла как только было сказано в самый этот час; другому пришла через шесть месяцев; третьему — через десять месяцев; а одному великому старцу — через два года. И это почему так бывает одному Богу только известно.

Еще ведайте, что прежде истребления страстей молитва бывает иная и иная по очищении сердца от страстей: первая есть помощница при очищении сердца от страстей; а вторая есть как бы некий духовный залог будущаго блаженства. Делайте так: когда почувствуете вхождение ума в сердце и воздействие молитвы: то давайте полную свободу такой молитве, удаляя все неблагоприятное ей; и пока она будет — ничего другаго не делайте. Когда же не чувствуете такаго влечения, тогда молитесь молитвою устною с поклонами, стараясь всячески внимание держать в сердце пред лицем Господа. Разогреется сердце и при таком образе молитвования. Трезвитесь и бодрствуйте, а особенно во время умносердечной молитвы. Никто так Богу не благоугоден, как тот, кто занимается правильно умносердечной молитвою. Когда вам неудобно, или времени нет упражняться в молитве, то всевозможно храните в себе при всяком вашем занятии молитвенный дух, т.е. имейте в памяти Бога и всячески напрягайтесь умными очами зреть Его пред собою со страхом и любовию, и, чувствуя Его пред собою сущим, с благоговейной покорностью во всех своих делах предавайте себя Его вседержительству, всемогуществу, всезрительству и всеведению так, чтобы во всяком вашем деле, слове и помышлении памятовался Бог и Его святая воля.

Вот в чем состоит сокращенно дух молитвенный. Необходимо должно сей дух иметь любителю молитвы, и насколько возможно всегдашним сердечным вниманием подводить свое разумение под Божие хотение и всецело предать себя Божию разуму и Божию хотению.

• Всячески надо стоять против духа произвольности, или желания и позывов действовать ничем не стесняясь. Сей дух нашептывает: это мне не под силу, на это у меня времени недостает, или за это браться мне еще не время, надо погодить, или — обязанности послушания препятствуют, и многое подобное. Кто слушает его, тот никогда не навыкнет молитве. — В содружестве с сим духом состоит дух самооправдания, который приступает и начинает действовать после того, как кто-либо, увлекшись духом произвольнаго самочиния, сделает что-либо такое, за что совесть безпокоит его. Тогда дух самооправдания разныя употребляет извороты, чтобы обмануть совесть, и неправость свою выставить правостию.

• Бог да сохранит вас от сих злых духов.

Молитва Иисусова

С вами, конечно, было, что иной раз неудержимо Богу молиться захочется. Припомните, что при этом было на душе, и старайтесь всякий раз, как становитесь на молитву, воспроизводить то в душе и так Богу молиться молитвою Иисусовой. Это воспроизведение будет возбуждать молитву Иисусову, а молитва сия поддерживать тот молитвенный строй. В этом весь секрет успеха в творении молитвы Иисусовой.

Читайте так же:  Иисусова молитва странник

Для занятия молитвою Иисусовой определите особое время от утренняго и вечерняго молитвословия. Раза два становитесь до обеда, раза два после обеда, всякий раз творя сто молитв Иисусовых — с поклонами поясными при маленьких узелках и земными — при больших.

Положив так, неотложно исполняйте каждый день, ничем не отговариваясь. Став на молитву, тотчас воспоминайте, что Господь близ есть и видит, и слышит, и желает дать вам, что для вас спасительно.

Постоянство в исполнении — главное условие успеха. Успех не вдруг покажется. Для сего потребуется месяцы и годы. Потому нечего отчаяваться в успехе, когда не скоро оказываются плоды труда. Не надо желудок наполнять пищею, пусть чувствуется пустота там, — и сну поблажать не должно. Не должно и развлечений допускать — и смехов и балагурства. Держать себя всегда, как бы находились в присутствии царя. Если будете внимательно все делать, само дело научит многому.

Молитва Иисусова

Ваш навык в молитве Иисусовой то же, что латы или панцырь.

Молитва сия одна есть всеоружие духовное, против всякаго нападения пригодное. Облеките сию молитву смирением и крепким упованием на милостиваго Бога, и Господа нашаго Иисуса Христа, всем хотящаго спастися, и всех скоро спасающаго.

Когда упование на Бога крепко и молитва сильна, тогда врагу нет подступа. Святой Исаак Сирианин в одном месте изображает такое состояние неприступным небесным осенением, к которому враг и приступить боится, потому что опален будет. Благослови Господи труды ваши над собою — благим успехом.

В псалмах поется: вся «слава дщери царевы внутрь». Там да будет для вас всякая радость и всякое утешение!

Сила молитвы Иисусовой

Молитва Иисусова есть как и всякая другая. Она сильнее всех только всесильным именем Иисуса, Господа, Спасителя, когда оно призывается с верою полною, теплою, не колеблющеюся, — что Он близ есть, все видит и слышит, и тому, чего просят вседушно внимает и готов исполнить и даровать просимое. Упование такое не посрамляет. Если замедляется иногда исполнение, это зависит от неготовности еще просящаго принять просимое.

Чувство недостоинства пред Богом и молитва

Вы писали, что становитесь на молитву, начинаете творить молитву Иисусову, — и бросаете, считая себя недостойной стоять умно пред Господом. я тут не пойму, в чем дело. Надобно не только когда на молитве стоим, но и всегда пред Господом ходить так, как бы в глаза Ему смотря или под очами Его находясь. Ибо так это и есть. А вы вон как. Только что мысль станет пред Господа — вы бежать.

Если бы Господь запретил являться пред Себя, конечно, в вашем действии было бы нечто дельное; но когда Господь Сам есть приближаяйся, от всех требует приближения к Себе, то какой смысл в вашем действовании? Это вы во второй раз пишете. Извольте бросить это. А стараться приобретать навык неотходно стоять пред Господом. Как проснетесь, до того как заснете, и во все время со страхом и трепетом и со всем вниманием и к себе и к Господу.

О количестве молитв Иисусовых

Монах из обители П. хорошо делает, что трудится в молитве Иисусовой. Но не забывает ли он, что дело не в словах и не в количестве молитв Иисусовых, а в навыке быть всегда в памяти о Господе. Количество хорошо выдерживать, чтоб не разлениться, но главное, чтоб при сем мысли и чувства были святыя. Плод молитвы главный — не теплота и сладость, а страх Божий и сокрушение. Их постоянно надо возгревать и с ними жить, и ими дышать.

Брат сей сказал, что даже не понимает, что это за благоговейнство и страх Божий. Это очень дурно. Пред Царем кто может стоять без страха?! Не тем ли паче пред Богом! — В Киеве, в Лавре, был брат, который говаривал: «смотрите, с Богом-то не станьте за панибрата». Уж не эта ли беда у брата того? — Не дивно, когда у него плод молитвы определяется только теплотою и сладостью. Это — сластолюбие духовное. Главное — страх Божий и дух сокрушен. Теплота и сладость хороши в деле духовном; но не ими надо определять цену деланий духовных.

Вы говорите, что иногда забываете счет молитв по четкам. Беда не велика. Когда есть припадания к Господу, яко присущему, со страхом и упованием, это лучше всякаго выполнения числа молитв.

О искуственных приемах совершения Иисусовой молитвы

Вопрос верно относился к молитве Иисусовой. Сколько нагородили прибаутков о святой сей молитве?! — А дело просто: веруешь ли, что Господь Иисус Христос есть единый Спаситель твой? — Если веруешь, взывай к Нему: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». А мудрецы мудреныя про веру забыли, а все внимание остановили на словах; тут у них пошли сказки и про язык, и про губы, и про дыхание, и про голову с бородою, и про сидение.

О молитве Иисусовой

Ныне с молитвою Иисусовой не знать как обращаются. Сколько напридумали прибаутков! — А о существе дела совсем забывают. Оттого выходит, что одни только на словах и останавливаются, твердят: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», но без всякой мысли и чувства. Я называю их шепотниками, или шептунами. Другия останавливаются на ноздренном дыхании и сопят. Это сопуны. Показались еще какия-то такия, которыя, будто не имея сил остановить внутренняго движения, начинают кричать: «Иисусе. Иисусе. Ии. Ии. » Это кликуши.

А дело молитвы сей просто: стань умом в сердце пред лицем Господа и взывай: «Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», или только: «Господи помилуй». «Милостивый Господи, помилуй мя, грешнаго». или другими какими словами. Сила совсем не в словах, а в мыслях и чувствах. На этом и стойте, и все прибаутки отвергайте, и сами и других тому учите.

Католический взгляд на молитву умную

. взялся переводить нечто. Дошло до статей о молитве. Темная какая-то путаница! И остановился. Латиняне умную молитву не по — нашему понимают. Она у них богомыслие, заключаемое молитвою. А это хотя очень плодотворное упражнение, но не есть молитва. Молитва — особое упражнение от Богомыслия.

Видео (кликните для воспроизведения).

Портал «Дивное Дивеево»


Иису́сова молитва — в Православии — молитва-обращение к Иисусу Христу, Сыну Божию и истинному Богу с просьбой о помиловании (прощении грехов и возможности после Второго пришествия находиться в раю): «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго».

О непрестанной молитве. Поучения святителя Феофана Затворника

Спаситель заповедал: войти в клеть свою и молиться там Богу Отцу своему втайне. Клеть эта, как толкует святитель Димитрий Ростовский, означает сердце. Следовательно, заповедь Господня обязывает тайно — в сердце — умом молиться Богу. Заповедь эта на всех христиан простирается. Вот и апостол Павел что заповедует, когда говорит, что должно всякою молитвою и молением молиться на всяко время духом (Еф. 6, 18). Заповедует умную молитву — духовную — и заповедует всем христианам без различия. Он же всем христианам заповедует непрестанно молиться (1 Сол. 5, 17). А непрестанно молиться иначе нельзя, как умною молитвою в сердце. Таким образом, нельзя спорить, что умная молитва для всех христиан обязательна; а если обязательна, то нельзя уже говорить, что едва ли возможна, ибо к невозможному Бог не обязывает. Что она трудна, это правда; а чтобы была невозможна, это несправедливо. Но ведь и вообще все доброе трудно; тем паче таковою должна быть молитва — источник для нас всего доброго и верная того опора.

Имя Господа Иисуса Христа содержит в себе особенную силу, Божественную. Силой сего Имени тело исцеляется от недугов, душа — от страстей. Перед именем Иисусовым трепещут демоны, и мучимые страхом величия Его Божества, бегут от Него. Потому Отцы и сказали: бей супостатов именем Иисусовым ибо нет сильнейшего оружия ни на небе, ни на земле (Св. Иоанн Лествичник). Ради Имени Иисусова, призываемого молящимся, нисходит ему помощь от Бога и даруется ему отпущение грехов. Ради имени Господа бывает услышана молитва наша грешная и ради сего Имени даруется нам спасение.

Силой Имени Иисусова освобождается ум от колебания и кружения в помыслах пустомыслия и воля укрепляется в соблюдении заповедей Господних. Силой сего Имени просветляется ум и дозволяется пребывать в душе мыслям и чувствованиям Богоугодным, принадлежащим непорочному естеству человеческому; и нет в ней места для мыслей и чувствований чужих (еп. Игнатий Брянчанинов, т. II, стр. 282).

Почему-то сегодня никто не пишет о тех, кто молится молитвой Иисусовой — эта тема нигде и никем не поднимается, не рассматривается. О ней полностью забыли, ни на одном православном сайте ни строчки. Хотя о сей молитве св. отцами целые гимны сложены, а в наши дни — тишина. Перепечатывают все ранее написанное, и на этом все заканчивается. Неужели настолько оскудели молитвенники в наши дни, что не о ком писать? Наш ум пленен внешним, и шансов что он сам выберется — никаких. Противодействовать диаволу нужно тем оружием, которое оставили нам Св. Отцы, опытно пройдя сей путь — путь умной молитвы.

«Обманывает себя тот, кто живет плотолюбными вожделениями, пребывает в сласти плотолюбия и думает, что пребывает в духовной жизни христианина. Это путь — самообмана, путь «льстящий в похотях плоти». «Ибо верующему все возможно», — сказал Господь. И кто обрел сей путь и подвигом умной воли преодолел внешнее, плотолюбное житие, как соблазн, оградился верою от сего обольстительного «древа познания добра и зла» и свободно устремился внутреннейшей мыслью и чувством к внутреннему, сокровенному, умному деланию покаяния — и в труде внимая к своему житию непрестанно просит, трезвенно ищет едва приметный путь Божий и смиренно стучится болезнующим сердцем в Дверь Милосердия — тому ответят, он обретет и ему отверзутся двери сокровенных тайн Царствия Божия» (прот. Иоанн Журавский «О внутреннем христианстве»).

Молитва есть дыхание души христианина: кто не молится, в том дух замирает, тот заживо умер. Мы, по большей части недооцениваем силы и значения молитвы (свт. Игнатий Брянчанинов).

Наше время очень резко отличается от времени прошлых столетий. Мы живем в век информатики. То, что произошло с нашей страной, кроме как кошмаром не назовешь. Наши дети — это не наши дети, а той системы, которая их воспитала (знаю не понаслышке, своя дочь, а теперь и внучка растет). Мы проиграли эту войну (нас просто оболванили) — враг на нашей территории, он хозяйничает на свое усмотрение. Давление на разум идет с такой скоростью, что остановиться и осознать, что происходит мы уже не в силах. Нас держат во вне, не давая времени сосредоточиться на внутреннем. Нам ежедневно предлагают все новые и новые события в мире, у нас в стране, где мы становимся пассивными свидетелями (соучастниками) этого «шабаша».

Данные из прессы. В течение одного часа по любому из российских телеканалов днем показывают 7-8 убийств и бесконечную череду выпивок. Днем — для детей, домохозяек и пенсионеров. Вечером накал страстей крепчает. Пьянки, мордобои, убийства и секс следуют каждые 6 мин. В России все отвязнее идет атака на семейные ценности. Возникает странное противоречие. Правительство одной рукой запускает национальные проекты под лозунгом возрождения семьи, охраны материнства и детства, а государственное телевидение тиражирует пьянки, гульбу, бандитские разборки и сексуальные разгуляй-поле.

Нас разделили (Грузия, Украина, Белоруссия) а теперь и науськивают. Мы опьянены. Вседозволенность омрачила наш разум. Остались островки, которые еще не заняты — это храмы и монастыри, где идет соборная молитва. Дальше можно предположить, что события будут развиваться по нарастающей, чтобы держать нас во внешнем. Только уход из внешнего во внутреннее — наше спасение. В наше время не до подвигов — наш подвиг — это путь из внешнего во внутреннее. Здесь — спасение. Когда человек поворачивается к своему внутреннему, тогда и начинается его жизнь во Христе.

В свое время мною было «перелопачено» большое количество литературы по Иисусовой молитве, но на протяжении веков этот путь указывался только как путь монаха. Лишь в «Откровенных рассказы странника» 19 века описан практический путь мирянина-странника. У прп. Макария Оптинского описывается такой момент, когда к нему приехал орловский купец и после их продолжительной беседы старец Макарий только и сказал (поражаясь Силе Божией): «Смиряхся и спасешься». Все. Больше о мирянах по этому поводу ничего нет (рад, если ошибаюсь). Неужели этой молитвой не молились те, кто жил в миру? Однозначно молились, и молились во все века. Только об этом не писалось, а причина очевидна, если посмотреть на историю Православной России.

А как обстоят дела в наше время?

Мы народ грамотный, книги читать умеем, так здорово описано о этом узком, умном пути — а почему бы и не попробовать? И пробуем. Мои знакомые прихожане разделились во мнении по поводу Иисусовой молитвы: одни говорят, что наше время уж очень грешное, а мы настолько недостойные, что и браться нам не стоит, другие берутся, но быстро охладевают (мир свое берет). А вот один держится уже пять лет. Но, как он говорит, молится между делом, потому что, если браться за эту молитву по-настоящему, то ею надо жить. Вот оказывается в чем дело — мы не хотим расставаться с тем, что нам предлагает ежедневно этот мир прелюбодейный. Он нам навязывает свои правила игры, а мы от них не отказываемся. Сребролюбие пронизало наше общество сверху донизу, этот идол подмял под себя все и вся. Скажите мне, пожалуйста, кто устоял? Да никто. Мы не веруем Господу, потому что надеемся на самих себя. Нам страшно положиться на Его Волю, потому что она может быть не такой, какой видим мы ее, мы внутренне не доверяем Христу, хотя внешне — глубоковерующие люди.

Белому священству не до молитвы сей, особенно настоятелям храмов. Все они загружены до предела. Сколько я не общался со священниками — все в один голос: померла, так померла. А если такое говорят священники, то можно смело констатировать — померла.

Это и есть внешнее православие, где мы чтим Христа языком, но не сердцем.

Подвижники благочестия о последних временах сказали, что враг с особым успехом будет обольщать христиан в последних временах этим лицемерием, наружным, внешним, вещественным житием (свт. Игнатий Брянчанинов и др.).

Из всякой добродетели и из духовной жизни, из всякого духовного делания, наши умные, бестелесные, невидимые враги стараются выкрасть содержимое, выкрасть самую душу и подменить это пристрастием к внешнему, к оболочке, чтобы скраденная душа крепче держалась за эту оболочку, не заботясь о внутреннем. Этим обкрадыванием и подменой они и губят бедную, невнимательную душу.

«Окрадывание души есть, когда мы почитаем за добро в чем нет добра, — говорит св. Иоанн Лествичник, — окрадывание есть неприметное лишение духовного богатства, окрадывание есть неведомое пленение души» (Слово 26, 11).

«У одного выкрадывают духовный смысл поста, который заключается в умном воздержании и оставляют ему одни грибки, капустку, горох да сухарики с водичкой, за которые и держится бедная душа с пристрастием, не замечая того, что самое существенное у поста выкрадено: нет умного воздержания в помыслах, в словах, нет воздержания в вожделениях, а потому и нет самой внутренней сущности поста. У иного выкрадывают прекрасную любовь к храму, спасительную любовь к церковной молитве и оставляют душе одно внешнее стояние. Ибо в то время, когда телом душа стоит в храме, умом своим бродит по улицам, по базару, мысленно занимается куплей-продажей и ведет всякую беседу. С кем же? Конечно с мысленными обольстителями и ворами — с бесами, которые, обольстив мысленную душу, усыпив ее бдительность, увели с собой из храма и мысленно забавляли ее как фокусники и обольстители, всякими забавами и обольщениями. И трудится хождением в храм бедная душа, часто всю жизнь напрасно, не замечая того, что она почти всегда выходит из храма окраденной, и что за всю долгую жизнь своего хождения может быть ни разу и не была в храме и не молилась, как должно» (прот. Иоанн Журавский «О внутреннем христианстве»).

С кем ни поговоришь из работников храма — одно смирение, глубочайшая вера, любовь к ближнему, сострадательность, а на деле все наоборот. А кто же виноват в том, что такое происходит в доме Божием? Да настоятель храма, а кто еще? Поэтому очень редки сейчас истинные священники и, если кому повезло быть в послушании у такого настоятеля, тот возрастает (того батюшка в рай ведет). Какое-то раболепство всех охватило, желание услужить, быть основным у «тела». За все время от одного иерея (правда, не настоятеля) слышал то, что должно постоянно звучать — он служитель Божий, но не Господь и его надо воспринимать просто как служителя. Почитать, но не заменять им Господа.

Наблюдай за собой (по Св. Отцам), если в течении 2-3 лет ты остался там же, откуда начал шествовать, то не на верном пути. За нашим духовным ростом должен следить наш духовный отец, и таких, как я, у него ну очень много и ты через какое-то время начинаешь осознавать, что совсем один и никому до тебя нет дела. Спасение утопающих дело рук самих утопающих. Со сколькими знакомыми или незнакомыми ни пытался говорить о Боге, вере — все заканчивается одним и тем же. Мне просто указывают на священников, на их личное благосостояние (коттеджи, иномарки и т.д., и все в том же духе) и на этом разговор заканчивается. А мне и сказать-то в ответ нечего.

Постепенно начал осознавать, что тот путь, которым мы все идем, не есть правильный, он есть внешний, он есть ошибочный.

В своей знаменитой беседе с Мотовиловым о цели христианской жизни преподобный Серафим Саровский указал, что цель христианской жизни состоит в «стяжании Духа Святого Божьего», и все добродетели христианские необходимы, как средство к Его стяжанию, но более всего, по его словам, в этом отношении дает молитва, потому что, «она как бы всегда в руках наших, как оружие для стяжания благодати Духа». «Захотели бы, — говорит он, — в церковь сходить, да либо церкви нет, либо служба отошла; захотели бы нищему подать, да нищего нет, либо нечего дать; захотели бы девство сохранить, да сил нет исполнить этого, по сложению вашему или усилию вражеских козней, которым вы по немощи человеческой противостоять не можете; захотели бы и другую какую-либо добродетель ради Христа сделать, да тоже силы нет или случая сыскать неможно. А до молитвы это уж никак не относится: на нее всякому и всегда есть возможность — богатому и бедному, и знатному и простому, и сильному и слабому, и здоровому и больному, и праведнику и грешнику.

Как велика сила молитвы даже и грешного человека, когда она от всей души возносится, судите по следующему примеру священного предания: Когда по просьбе отчаявшейся матери, лишившейся единородного сына, похищенного смертью, жена — блудница, — попавшаяся ей на пути и даже еще от только что бывшего греха не очистившаяся, тронутая отчаянием и скорбью матери, возопила ко Господу: «не меня ради грешницы окаянной, но слез ради матери, скорбящей о сыне своем и твердо уверенной в милосердии и всемогуществе Твоем, Христе Боже, воскреси, Господи, сына ее». И воскресил его Господь. Так то, Ваше Боголюбие, велика сила молитвы, и она более всего приносит Духа Божия, и ее удобнее всего всякому исправлять». Чем дорога нам молитва? Тем, что она есть ничто иное, как беседа с Богом».

Несколько лет назад (по благословлению своего духовного отца и под его руководством) я начал молиться молитвой Иисусовой.

(«Кто хочет непрестанно молиться, должен быть мужественным и мудрым, и во всем спрашивать духовного отца. И если духовник сам не проходил опытом молитву, то все равно спроси, и за твое смирение Господь помилует тебя и сохранит от всякой неправды; а если ты подумаешь, что духовник неопытен, что он в суете, буду я сам руководиться по книгам, то ты на опасном пути, и недалек от прелести» (стар. Силуан Афонский).

Через определенный отрезок времени батюшка благословил прохождение молитвы самому, так как не знал что делать, ибо сам опытно не проходил. С этого времени, руководствуясь строго святыми Отцами, и ни шагу в сторону, продолжил молиться — каждый шаг согласовывал со своим духовным отцом. Через полгода молитвы Господь послал мне старца.

Если сердце твое день и ночь с болезнию не будет искать Господа, Ты не можешь преуспеть. Если же, оставив все прочее, займешься сим то достигнешь сего; ибо Писание говорит: ОСТАНОВИТЕСЬ И ПОЗНАЙТЕ (Пс. 45.11).

(Бог призывает всех. Но не все отзываются на Его призыв. Те, которые отозвались, сурово испытываются Богом, и степень суровости испытания соразмеряется Богом со степенью верности и преданности Ему. Любящие Бога проходят чрез многие и тягчайшие искушения. Прп. Силуан Афонский).

Ответ старца на одно из моих писем

Ответом старца на одно из моих писем я и хотел бы закончить эту статью.

Серафим Саровский Иисусова молитва
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here