На каком языке читают молитвы

Тут вы сможете ознакомиться с материалом на тему : На каком языке читают молитвы - в подробном и точном описании.

На каком языке мне нужно молиться?

Вопрос: Вот уже несколько лет, как я молюсь и читаю «биркат а-мазон» после еды. Но так как я плохо владею ивритом, то я читаю эти молитвы на русском. Совсем недавно знакомый хабадник сказал мне, что так делать нельзя, потому что ангелы понимают только иврит, и моя молитва не дойдет до Всевышнего. Что же мне в таком случае делать? Читать молитвы по транслитерации? Эйтан

Ответ:

Ваш вопрос очень важный, и рассматривается не только с точки зрения требований еврейского закона, но и в свете каббалы.

Конечно, святой язык — «лашон кадош» — незаменим, уникален, и было бы со всех точек зрения оптимально молиться на нем. Ведь в нем, согласно каббале, каждое слово и каждая буква наполнены Божественной энергией, пульсирующей в мире и дающей жизненную силу всем творениям. Даже количество слов в том или ином предложении четко определено создавшими сборник молитв («сидур») мудрецами, мужами Великого Собрания. И с этой точки зрения важнее проговаривать слова на священном языке.

Но есть и еще один аспект в молитве, и он, пожалуй, даже более важен, чем подключение к «высшей энергетике». Это — работа человека над собой. Работа, производимая разумом и эмоциями. И для выполнения этой работы необходимо понимать то, что читаешь. Следовательно, важнее молиться на понятном человеку языке. В Вашем случае я бы посоветовал продолжать произносить молитву на русском языке за исключением одного фрагмента. Этот фрагмент может быть совсем небольшим, но его следует подготовить и приучить себя произносить на святом языке, с пониманием каждого слова (то есть заранее запомнив слова с переводом). Когда для Вас это станет привычно, то Вы сможете расширить его. Посоветуйтесь со знакомым раввином и спросите, какой фрагмент выбрать. Таким образом, вы выполните и заповедь молитвы на святом языке, и задействуете в молитве сердце и разум…

Мне вспоминается такой случай. Среди молившихся в «Севен-Севенти» был один немолодой еврей по кличке «тренер» — многие даже не знали, как его по-настоящему зовут. Он и в самом деле был тренером по баскетболу. Он приходил в тренерском комбинезоне и регулярно молился. Я был тогда студентом йешивы. Этот человек святого языка не знал, его семья была очень ассимилированная. Он удивительным образом умудрялся получать от Ребе ответы на свои вопросы, когда встречался ему по пути на дневную или вечернюю молитвы. Ребе читал его мысли и давал ему ответы, а иногда они обменивались репликами. И вот однажды вечером у себя дома «тренер» открыл «сидур», и во время чтения молитвы по-английски подумал о том, что он, в свои 60 лет, не может даже ничего прочитать на святом языке. Он очень расстроился из-за этого, даже заплакал, и в таком угнетенном настроении заснул, а наутро решил: «Пойду к Ребе!» И перед дневной молитвой Ребе, выйдя из кабинета, повернулся к тренеру, который ждал в коридоре перед синагогой и сказал по-английски следующее: «Б-г понимает все языки — и также английский».

Ребе сказал это с теплой, ясной улыбкой. Было это, кажется, в 1983 году…

На каком языке молился Иисус Христос?

«Завтра я, наконец, узнаю, на каком языке говорил Спаситель».
Слова историка В.В. Болотова перед смертью.

Вопрос, на каком языке молился Иисус Христос, интересен как для тех, кто любит Христа и поэтому хочет изучить подробности Его земной жизни, так и для ученых-историков. Профессор Иерусалимского университета Эммануил Тов, возглавляющий проект по изданию Кумранских рукописей Мертвого моря, считает, что в Иудее, во время земной жизни Иисуса, в синагогах, скорее всего, молились на иврите, а вне Палестины молились на греческом: там забывали родной язык, по мнению ученого, иудеи молились на иврите, а потом толковали Писание на арамейском. Такие выводы профессор делает на основании того, что в Кумране большинство рукописей написано на иврите, несколько на греческом и, совсем мало на арамейском, в основном таргумы (толкования на святое Писание) и литературные произведения.

Могут ли кумранские находки пролить свет на этот вопрос? Мы попросили ответить заведующего кафедрой библеистики МДА, доцента, протоиерея Леонида ГРИЛИХЕСА:

Протоиерей Леонид Грилихес.

— Отец Леонид, есть ли ответ на вопрос, на каком языке молился Иисус Христос?

— До середины XX века существовала устойчивая научная традиция, утверждавшая, что разговорным языком в Палестине был арамейский. Иврит, конечно же, существовал в храме. Очевидно, что в академиях богословские диспуты тоже велись на иврите, причем разговорном. Но, в целом, считалось, что языком общения был арамейский.

В середине XX века стали появляться кумранские находки. Большинство этих рукописей были составлены по-еврейски, и только незначительная часть по-армейски, поэтому ученые стали пересматривать эту позицию, признавая более широкое распространение иврита. Среди этих находок были не только литературные памятники, а так же письма, обращенные к Бар-Кохбе или принадлежащие Бар-Кохбе. Это все-таки 135 год после Р. Х.

В настоящее время библеисты считают, что, если не по всей Палестине, то, по крайней мере, в Иудее, в Иерусалиме, иврит продолжал существовать в качестве разговорного языка до II века после рождества Иисуса Христа. Иврит был языком Библии, которая задавала определенные литературные нормы, но одновременно существовал разговорный иврит. Видимо, в конце эпохи Второго храма они достаточно сильно расходились.

В иврите существует «высокий» и «низкий» стиль: есть язык письменный, литературный и есть разговорный. Такая же ситуация существует сейчас в арабских странах, где пишут на языке Корана, а разговаривают на различных диалектах.

Читайте так же:  Молитва Ангела на афоне

Арамейский язык тоже представлен в большом количестве диалектов. Есть галлилейский диалект, есть самарянский диалект, очевидно, на юге Палестине тоже был свой диалект.

Христос говорил с фарисеями на иврите, а с учениками на арамейском

— На каком языке говорили люди, участвовавшие в событиях, которые описаны в Евангелии?

— В изучении каждого сюжета Библии надо учитывать коммуникативную ситуацию. Когда Иисус Христос обсуждает какие-то богословские вопросы с фарисеями и саддукеями, то, скорее всего, это мишнаитский иврит, то есть разговорный иврит, язык еврейской академии и школы.

Во время общественной проповеди (например, Нагорная проповедь), скорее всего, Он должен был ориентироваться на высокий стиль – литературный язык проповеди мог сближаться с языком Ветхого завета.

Когда Господь беседует с сирофиникиянкой, или с самарянкой, Он, очевидно, говорит по-армейски; с учениками, наверное, тоже на арамейском.

Но это внешнее свидетельство. А можно привлечь внутреннее свидетельство, то есть обратиться к самим евангельским текстам, и попытаться их реконструировать, чтобы увидеть, на каком языке реконструкция выглядит более убедительной, т.е. на какой язык лучше «ложится» та или иная притча.

Что касается семитских слов, которые проникли в греческие тексты, то там есть и арамейские, и еврейские. В Евангелии приводятся слова Христа на кресте, например, в Евангелии от Марка: «Элои, Элои» – это транскрипция с арамейского, это же высказывание есть у Матфея – «Эли, Эли» – это с еврейского. Вариант «Лама» – это с еврейского, «Лема» – с арамейского. «Савахтани» –однозначно с арамейского, потому что это транслитерация арамейского слова «швахтани». Но в кодексе Безы есть вариант «азавтани» – калька с еврейского.

Здесь все очень сложно, нельзя уцепиться только за какое-то одно слово или одну реконструкцию и делать на этом далеко идущие выводы. Это вопрос, который может решаться, если мы привлечем огромное количество самых разнообразных данных.

Иисус Христос говорил почти стихами!

— Как сегодня исследуется вопрос, на каком языке говорил Спаситель?

— Есть исследователи, которые этим занимаются и результаты у них очень интересные: например, если сделать обратный перевод с греческого на арамейский или на иврит, то получится, что Господь говорил почти стихами!

Восстанавливаются все признаки, которые характеризуют именно семитскую поэтику: там есть ритм, аллитерация, очень характерная игра слов. Когда мы читаем Евангелие по-гречески, и при этом сравниваем язык Евангелия с языком греческой классики, то нам кажется, что язык Евангелия очень простой и безыскусный. (Отсюда возникают современные попытки перевести Евангелия на русское просторечье).

А когда мы восстанавливаем Евангелие на семитских языках, то оказывается, что Господь говорил очень красивым и вовсе не простым языком, т.е. доступным, но не низким языком.

Иоанн Креститель говорит: «Бог может из этих камней воздвигнуть сыновей Авраама», – совершенно очевидно, что предложение строится на игре именно еврейских слов: сыновья – «баним», а камни – «аваним». Эти слова отличаются только наличием или отсутствием начального алефа.

Одна из кумранских рукописей

Есть масса примеров, когда именно на иврите восстанавливается какая-то интересная игра слов, а по-армейски этого не происходит. С другой стороны, есть примеры, когда арамейская конструкция выглядит более убедительно.

Вообще, говоря о реконструкции, мы должны четко понимать, что мы пытаемся реконструировать? Есть древняя Церковная традиция, которая утверждает, что Евангелие от Матфея было написано по-еврейски, (так говорит Паппий Иерапольский в начале II века). Мы можем пытаться реконструировать этот текст – это одна задача, а совершенно другая задача попытаться реконструировать то, как это слово прозвучало в устах Спасителя. Спаситель мог сказать нечто по-армейски, у Матфея это было записано по-еврейски, а потом переведено на греческий.

Богослужение в Иерусалимском храме шло на иврите

— Сегодня можно что-то точно сказать о языке молитвы и общения в Святой Земле во время земной жизни Спасителя? Богослужение в Иерусалимском храме и в синагогах шло на иврите?

— Богослужение в Иерусалимском храме, безусловно, шло на иврите. В синагогах читалось Пятикнижие. Оно вычитывалось за год, либо за три года, к Торе присоединялось чтение из пророков. Все читалось по-еврейски, но видно, что уже довольно рано, в эпоху второго храма, сложилась практика перевода чтений на арамейский язык. Самую раннюю датировку этой практики связывают с реформами Ездры. Он вводит еженедельное чтение писания, при нем появляется институт синагог, где каждую субботу собирается община и читается писание.

Возможно, что уже тогда эти чтения также сопровождались переводом на арамейский язык, и не просто переводом: этот арамейский таргум включает в себя определенную экзегезу (от греч. exégésis — толкование). Поэтому можно предположить, что в синагогах было двуязычное чтение: читалось Святое Писание на иврите, и потом не сам чтец, но переводчик должен был делать перевод на арамейский язык, чтобы Святое Писание было понятно слушателям. Скорее всего, он не сам делал этот перевод, а воспроизводил то, что сохранялось традицией – Таргум не был спонтанным, он отражал определенную школьную традицию понимания Писания.

— На каком языке Христос именно молился?

— В бытовой жизни использовалось двуязычие, а молился Он, скорее всего, на иврите. Молитва «Отче наш» убедительно реконструируется на иврите. Однозначно то, что она была произнесена по-семитски. На это указывает обилие притяжательных местоимений, которые очень характерны для семитской речи, и передаются там в виде суффиксов: «Отче наш… да святится имя Твое, да приидет царствие Твое, да будет воля Твоя» и так далее. Это семитская конструкция.

— А Нагорная проповедь была произнесена на арамейском?

— Это неизвестно, но полагаю, что тоже на иврите.

— То есть иврит был разговорным языком, ведь проповедь произносится только на том языке, который понимают люди?

— Я думаю, что окружающие люди все-таки её понимали. Спаситель говорил, скорее всего, на литературном языке, на языке Святого Писания – проповедь всегда ориентируется на высокий стиль. У Фицмаера есть большая статья «Разговорные языки Палестины», в которой он последовательно рассматривает распространение в Палестине греческого, латинского, еврейского и арамейского языков, и приходит к выводу, что иврит был разговорным языком. Но это все гипотезы. Говорят, что когда умирал историк Василий Васильевич Болотов, то он сказал: «Завтра я, наконец, узнаю, на каком языке говорил Спаситель».

Читайте так же:  Молитва апостолу петру иакову Иоанну

На каком языке правильно молиться, чтобы Б-г быстрее услышал?

Молитва на иврите имеет много преимуществ перед молитвой на любом другом языке. Но что, если вы не знаете иврита? Можем ли мы молиться на других языках?

Видео (кликните для воспроизведения).

Что касается важного отрывка молитвы “Шма Исраэль”, в Талмуде есть спор. Рабби Йегуда полагает, что его следует прочесть в оригинальном иврите, как написано в Торе. Однако большинство мудрецов утверждают, что его можно прочитать на любом языке, который понимает человек. Галаха (еврейский закон – ред.) следует за большинством, и можно прочесть “Шма” на его родном языке — при условии, что молящийся четко и ясно произносит слова.

Однако все согласны с тем, что Амида — главная часть всех ежедневных молитв — может быть прочитана на любом языке.

Итак, теперь мы знаем, что разрешено читать молитвы на нашем родном языке, если мы не умеем читать на иврите. Но можем ли мы молиться на иврите, если не понимаем, о чем речь (например, в транслитерации)?

Понимание того, что вы говорите, важно для акта молитвы. Большой мудрец Маймонид пишет, что молитва без сосредоточения не считается молитвой. В конце концов, молитва — это не просто произнесение слов. Молитва называется «служением сердцу». Вы можете сказать все слова на иврите, но вы не выполнили мицву молитвы, потому что, как ваше сердце может выразиться словами, которые вы не понимаете?

Лучшее решение, очевидно, это начать изучать иврит. Если вы никогда не начнете читать иврит, вы никогда его не выучите. Начните с нескольких строк, которые вы научились понимать, и медленно расширяйте свой словарный запас. Добавляйте благословение за раз. Так вы сможете освоить всю Амиду и многое другое.

Можно ли молиться на русском языке?

Вопрос: Я еврей и хочу начать молиться Богу. Можно ли делать это на русском языке, или нужно молиться именно на иврите, даже если я плохо его знаю? С каким произношением следует читать ивритские слова — ашкеназским или сефардским? Какие еще проблемы могут быть у меня?

Михаэль К. (Украина)

Ответ:

Еврейский закон (алаха) устанавливает (на основании Мишны, трактат Сота, 7:1), что все молитвы, за исключением благословения коэнов, можно произносить на любом языке, который человек понимает (Шулхан Арух, раздел Орах хайим, 62,101,185). Некоторые молитвы, в частности «Кидуш» и «Алель», может произносить на иврите даже тот, кто не знает этого языка. Существует мнение, что это относится ко всем благословениям и даже к «Биркат а-мазон» (благословение после еды).

С другой стороны, в молитвах «Шма» и «Шмонэ-эсрэ» первостепенное значение имеет «кавана» — осознание произносимого, поэтому их не следует говорить на иврите тому, кто не понимает этот язык. Более того, и другие молитвы и благословения лучше произносить на понятном молящемуся языке. Однако практическое осуществление этого указания связано с проблемой перевода священных текстов (в дополнение к обычным трудностям, которые возникают при переводе с иврита на европейский язык), в особенности это относится к молитве «Шма», требующей, согласно Алахе, особой точности при произнесении. Эта проблема отражена в Талмуде: «Тот, кто переводит стих дословно, — лжет; тот, кто добавляет, — кощунствует» (Кидушин, 49а; Тосефта, Мегила, 8). Отсюда мы видим, что недопустим и дословный перевод (если он искажает смысл стиха или противоречит Устной Торе), и вольный (в некоторых случаях дополнения на основании Устной Торы можно или даже предписано делать, однако весьма непросто выделить из огромного количества толкований, содержащихся в Устной Торе, те, которые необходимо включить в перевод).

Кроме того, существует множество частных проблем, к примеру — проблема перевода Имен Всевышнего. Алаха проводит различие между собственными Именами Всевышнего и «наименованиями», характеризующими Его атрибуты. Так, например, формула благословения, где Имя Всевышнего заменено одним из «наименований», недействительна. Таким образом, благословение, где Имя Всевышнего переведено как «Всесильный», «Создатель» и т.д. (в некоторых сидурах на английском языке — Eternal и Hashem) — недействительно (см. Шулхан Арух а-Рав. раздел Орах хайим, 85, Кунтрес ахарон, п. 2).

Учитывая эти проблемы, многие авторитеты (р. Акива Эйгер, авторы книг Арух а-Шулхан, Каф а-хайим) рекомендуют важнейшие молитвы, в особенности «Шма», произносить на иврите. Однако при этом необходимо, как минимум, понимать смысл первой фразы «Шма», ключевые слова формулы благословений («благословен», «Г-сподь», «Владыка») и значение слов, в которых содержится указание на то, в связи с чем произносится благословение, например, «Защитник Авраама», «Сотворивший плод земли».

Молитва — дело глубоко интимное, и четких указаний по поводу того, на каком языке предпочтительнее молиться, не существует. Каждому следует самостоятельно решить этот вопрос, не забывая о главном: необходимости как можно полнее выразить в молитве свои чувства. Сказанное здесь относится и к выбору произношения на иврите — в том случае, если человек не был воспитан в рамках ашкеназской или сефардской традиции.

Можно ли читать молитвы на русском языке?

Скажите, пожалуйста, можно ли читать молитвы на русском языке, или всё-таки надо читать на старославянском? Если нельзя на русском, то почему? Библия ведь переведена на русский язык, и мы ее читаем по-русски.

Вы ставите очень серьезный вопрос, ответ на который не так прост, как может показаться на первый взгляд. Для человека, глубоко укорененного в православной традиции, представляется немыслимым, как можно обращаться к Богу на современном русском языке. А для человека, только приходящего к вере, церковнославянский язык непривычен и малопонятен. В храме тексты священного Писания читаются на церковнославянском, а в литературе, в проповедях, в письмах и ответах современникам мы чаще всего используем текст синодального перевода Библии на русский язык. Но мы пользуемся им только для того, чтобы яснее донести мысль до современного человека, хотя и этот перевод довольно архаичен. Попутно замечу, что сейчас ведется работа по изданию старообрядческого перевода на русский язык святого Евангелия.

Читайте так же:  Молитвы от нечистой силы ко Господу

Надо сказать, что церковнославянский перевод Библии и богослужебных текстов — точнее и ближе к оригиналу, чем синодальный перевод. Специалисты в области языкознания говорят о сложности толкования молитвенных формул и невозможности точно передать богослужебную семантику инструментами современного языка.

Замечательная статья о нашем богослужебном языке напечатана в предисловии к «Молитвеннику», изданному старообрядческой митрополией Русской Православной старообрядческой Церкви (М., 1988 и др. С. 8-9). Там кратко, но по существу раскрывается значение церковнославянского языка и причины, по которым Церковь не может перейти на современный русский язык. Здесь я только процитирую один абзац.

Многовековой молитвенный опыт Русской Церкви показывает, что церковнославянский язык подходит как нельзя лучше для молитвенного общения с Богом. Ведь беседа с Богом — это не беседа с человеком. Поэтому язык молитвы должен отличаться от языка обычной речи. Церковнославянский язык придает молитвам и славословиям возвышенный стиль, отвлекая душу от суетных земных забот и печалей. В этом отношении язык нашего богослужения является неисчерпаемым сокровищем.

Начните молиться по молитвеннику, и Вы увидите, как органично изливаются слова молитвы из сердца.

Богослужебный и современный русский язык близкородственны. Поэтому я бы советовал вам сделать усилие над собой и постараться освоить церковнославянский. Можно порекомендовать следующий учебник: Плетнёва А.А., Кравецкий А.Г. Церковнославянский язык: Учеб. изд. – 5-е изд., стереотипное. – М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2013 – 272 c. Также необходимо пользоваться словарем, хотя не так много церковных слов требует перевода. Далее, читая священное Писание, обязательно обращайтесь к святоотеческим толкованиям. Сравнивайте церковнославянский и синодальный переводы. Это позволит вам понять, что перевод отнюдь не дает полного уяснения смысла. Ведь и апостолам Господь «отверз ум к уразумению Писаний» (Лк. 24:45). Очевидно, что такая работа требует определенных усилий и времени, но она щедро вознаграждается. Вы будете глубже понимать Библию и богослужение. «Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений», — говорит Господь (6:6).

Могу вам привести пример. В понедельник Святого Духа в храме читаются следующие слова апостола Павла: «…искупу­ю­ще врéмя» (Еф. 5:16). А в синодальном переводе в том же месте читаем: «… дорожа временем». Согласитесь, что это наставление по-церковнославянски звучит намного глубже и сильнее? И вот его толкование.

«Спросила амма Феодора у архиепископа Феофила: какое значение имеет изречение Апостола: «Искупующе время»? Он отвечал: «Это значит, что вся земная жизнь наша подобна производству торговли. Например: когда настанет время, в которое посыплются на тебя поношения, — ты искупи это время смиренномудрием и приобрети для себя пользу (прибыль). Таким образом, все противное и неприязненное нам может обратиться, если захотим, в пользу нам» (Алфавитный Патерик).

Также порекомендую вам ознакомиться с переводами псалмов, сделанными выдающимся русским ученым-филологом, академиком Сергеем Сергеевичем Аверинцевым (1937-2004). См., например: Избранные псалмы / Перевод и комментарии С.С. Аверинцева. – М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2005. – 176 с. Эти переводы замечательны тем, что они позволяют донести до современного человека смысл псалмов, во-первых, русским языком (в котором исключены современные слова, варваризмы и заимствования), а во-вторых, таким русским языком, который передает еще и образность оригинала, позволяет прочувствовать строй псалмической речи.

В заключение надо сказать несколько слов о современном русском языке. Это словосочетание часто употребляется для обозначения расхожего языка, исключающего все, что звучит «архаично». «Употребление такого языка», — пишет С.С. Аверинцев, — «создает иллюзию, будто среда, в которой происходит действие, — современность. … Бог приходит к верующему в реальность сегодняшнего дня; но боюсь, что Он не придет в изоляционистское идеологическое пространство, не желающее знать ничего, кроме себя» (указ. соч. С. 148 и 150).

О разделе

Вопрос священнику — раздел сайта «Русская вера», который пользуется особенной популярностью. Мы получаем новые вопросы православному батюшке практически каждый день и особенно много их поступает от начинающих христиан, которые только слышали о старообрядчестве, а познакомиться с ним ближе не имели возможности.

Мы знаем как это бывает сложно, — переступить порог храма и задать свой вопрос священнику вживую. И конечно, личная беседа и живое слово утешения никогда не заменят электронной переписки. Тем не менее, нам нужен духовный совет.

Мы верим, что все старания наших пастырей будут не напрасны даже в том случае, если хотя бы один из спросивших получит некую духовную пользу!

Можно ли молиться Богу на русском языке?

Вопрос задан:
22 марта 2018

На вопрос отвечает: протоиерей Димитрий Шушпанов

Русифицированные молитвы можно, конечно, найти в интернете. Но они являются лишь пособием, нужным для объяснения малопонятных церковно – славянских слов и выражений. Одно, не исключает другое: толковый словарь русского языка – не исключает употребление самого русского языка. Конечно, можно молиться Богу и своими словами, по-русски, но необходимой принадлежностью, как православного богослужения, так и домашнего молитвенного правила христианина, являются молитвы, составленные святыми, и читаемые на церковно – славянском языке. В чем их важность? Во-первых, молитвы святых, это – камертон правильной молитвы. Мы, зачастую, не знаем, о чем и как молиться. Вот и учимся у святых. Во-вторых, сам церковно-славянский язык был искусственно составлен святыми Кириллом и Мефодием специально для общения человека с Богом. Он намного богаче, изящней русского языка. Он не содержит ни одного матерного слова. Наконец, он освящен тысячелетней традицией его употребления славянскими народами в молитве. Проблема непонимания церковно – славянского языка, не столько смысловая, сколько – молитвенная. Этот язык – язык молитвы, и, по-настоящему усваивается и понимается он именно в опыте молитвы. Будете правильно молится на нем, проникнетесь его духом, и многие непонятные словосочетания, сами собой, станут понятны.

Читайте так же:  Православный болгар рф молитва по соглашению

Что касается второго вопроса, за богослужением Церковь дает нам лишь отдельные темы для молитвы, но мы можем, и должны молиться Богу и о своем. Поэтому, частная молитва на службах, не совпадающая с их общим ходом, возможна.

На главную страницу Задать свой вопрос священнику

Почему непонятны православные молитвы

«Вот читал утренние молитвы, сначала читал на этом непонятном языке и не понимал никакого смысла, но читал. Но уже на второе прочтение захотелось понять, что там пишут. Я уже давно думал о том, что это важно настраиваться с утра на день, и как это сделать лучше кроме молитвы. Но это должна быть осознаваемая молитва. Ты в ней должен пройти от связи с бесконечным до текущего дня. Грубо говоря, связать все цели, мечты, жизнь, смерть, и наполнить себя что ли благоговением на день. Пока на текущий момент я нашел на русском толкование этих молитв, и стал читать именно на русском. Совсем другое понимание и другой интерес. Зачем мне мирскому (?) человеку читать молитву на этом церковнославянском? Иисус же по-простому доносил идеи до людей. А тут какая-то непонятность. Читаешь по-русски и понимаешь, что именно ты говоришь. К кому обращаешься и чего просишь-то!»

Это муж во время моего отъезда решил духовно подрасти и делится своими первыми впечатлениями о церковнославянском языке (далее – ЦСЯ). Все откладывала пост про это, но вот появился повод. Так уж получилось, что историю нынешнего языка богослужения я отлично знала, когда богослужение мне было совершенно неинтересно, – на своем гуманитарном факультете. Этот пост посвящен удивительному парадоксу православия: пока православные молитвы переводятся на все языки мира, чтобы донести до людей невиданную мощь православной веры, в храмах России богослужение идет на нерусском языке. Более того – даже на языке из другой языковой группы, то есть гораздо более далеком от нас, чем, например, украинский или белорусский.

ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ – ЭТО «ПРАВИЛЬНЫЙ ИЗНАЧАЛЬНЫЙ» РУССКИЙ?

Некоторые верующие наивно полагают, что ЦСЯ – это «чистый, исконный, правильный русский». На самом деле это не русский и никогда им не был. Когда-то чуть больше 1000 лет появилась необходимость перевести богослужебные книги с греческого языка на язык, более доступный для понимания населению Руси. Для этого были приглашены небезызвестные Кирилл и Мефодий, которые изобрели кириллицу, и с ее помощью перевели богослужебные тексты. на какой язык? А вот это интересно. На некий искусственный язык, который был основан вовсе не на древнерусском, а на болгаро-македонском (!) диалекте, который был роднее и ближе самим переводчиками. Сейчас он известен как «старославянский». Ныне в восточной подгруппе южнославянской группы языков остались болгарский, македонский и как раз старославянский. А где же русский? – спросите вы. А он вообще даже в другой группе славянских языков – в восточнославянской. Надо заметить, что старославянский никогда не был ничьим живым разговорным языком, это был чисто книжный язык. В течение следующих пары веков под влиянием живых славянских языков он несколько исказился, но с тех пор особо не менялся. В этом виде он известен под именем «церковнославянский». Приставка «церковно-» как раз подчеркивает тот факт, что нигде, кроме как в церкви, он никогда не использовался.

Для меня совершенно непонятно, зачем так упорно дискриминировать «русский народ, носитель православия»? Иллюзии на тему, что ЦСЯ – это некий «поэтический стиль» русского, легко развеет любой филолог. Да и что поэтичного во всех этих «бых»? Развеет филолог и миф на тему того, что под давлением богослужения современный русский язык облагородится и приблизится к ЦСЯ, а русские массово начнут на нем говорить в повседневной жизни, как якобы когда-то, когда деревья были выше, а нравственность в народе прочнее. ЦСЯ – это «усредненный язык», чисто утилитарный ход, чтобы смысл Библии донести до максимального количества людей, говорящих на разных славянских диалектах 1000 лет назад. Это разновидность «пиджинов» – смешанных языков общения для народов, не имеющих общего языка. Короче, язык из серии «Шпрехать на дойче» или «фейсом об тейбл». Для меня отказ говорить по-русски в церкви и молиться по-русски дома – это не просто дискриминация русских, но и неуважение к русской культуре и языку. В конце концов, с каких это пор русский язык недостаточно велик и могуч? Неужели он менее велик и могуч, чем македоно-болгарский диалект тысячелетней давности, или любой из мировых языков, или даже любой из языков малых российских народностей, на которых сейчас ведется православное богослужение?

ПЕРЕХОД НА СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ИСКАЗИТ СМЫСЛ?

ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ – ЭТО ОСОБО СВЯЩЕННЫЙ ЯЗЫК?

Приходилось мне слышать и про особую «божественность» ЦСЯ. Но вообще-то в церковнославянском никакой такой сакральности нет, Библия изначально была написана на древнееврейском, потом переведена на греческий, потом – на ЦСЯ. Перевод на русский будет просто очередным этапом этой длинной эволюции. На статус «божьего языка» может претендовать разве что иврит. Вот цитата из социальной концепции РПЦ: «Народ израильский говорил на одном языке, бывшем не только языком повседневности, но и языком молитвы. Более того, древнееврейский был языком Откровения, ибо на нем говорил с народом израильским Сам Бог». То есть Бог не стал говорить с евреями на каком-то непонятном им особом языке. Церковнославянский же явно не является языком Откровения, и языком повседневности тоже никогда не был. Но даже если бы он был особо «священным», в социальной концепции Русской Православной Церкви написано: «Евангелие Христово проповедуется не на священном языке, доступном одному народу, но на всех языках (Деян. 2. 3-11)» – так почему же не НА РУССКОМ? ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ПОНЯТЕН?

Читайте так же:  Молитва о замужестве после развода

Некоторые утверждают, что ЦСЯ как-то «интуитивно почти» понятен. По-мне, так это уж очень большое «почти». Например, в молитве перед вкушением пищи: «Господи, исполняеши всякое животное благоволение» – место, способное ввести в ступор без словаря. Где-то я встречала «налоги бесов», от которых просят спасти Богородицу. Так и представляю, как Богородица делает налоговые вычеты. В каноне Иисусу Христу есть место, где «праведницы возрадуются, а грешники восплачутся». А праведники что, не возрадуются? – может спросить себя недоуменный русский читатель. Он вообще-то не обязан знать, что это просто множественное число, а не женская форма. Грамматика – вообще отдельная тема. Непроизносимые формы перфектных времен, путаница с ударениями и падежными окончаниями (типа «Царю» – не дательный, а звательный падеж, о котором негуманитарий русский и слыхом не слыхивал). Перечислять эти штуки можно бесконечно, тысячи их. В смысле имя им – легион. Но. мыши плакали, кололись, но продолжали вкушать кактус.

КАЖДЫЙ ВЕРУЮЩИЙ ДОЛЖЕН ИЗУЧАТЬ ЦСЯ?

Еще один прекрасный аргумент – мол, да, ЦСЯ непонятен, но каждый верующий должен продираться через церковнославянский и изучать его, чтобы познать Слово Божье – хочешь жить, умей вертеться. Но это подход всяких мистиков и эзотериков! Христианская благая весть превращается в какое-то эзотерическое знание (буквальный перевод «скрытое»), которое специально затемнено и загадочно, доступно только избранным, непонятно простому человеку. Это в корне противоречит посылу «идите и научите все народы», убивает смысл «дара языков» и проч. Причем такой подход применяется только и исключительно к русским – православные японцы или православные англичане, в отличие от православных русских, отлично понимают молитвы и богослужения, переведенные на их современные языки.

Знание ЦСЯ возвышает? Возможно. Но не более, чем знание стихов Пушкина наизусть или любое другое специальное знание, связанное с культурой. Хорошо, конечно, знать грамматику старославянского, но вот только с христианством и Евангелием ничего общего это не имеет. Нет никаких оснований возводить знание ЦСЯ в ранг христианской добродетели. Кому нравятся все эти «аще» и «иже» – пусть поступает на филфак и наслаждается. В братских языках можно вообще найти много поэзии и пищи для размышлений. Но зачем заставлять изучать все это обычного человека, который должен продираться к благой вести через эти «иже»? ЦСЯ – это язык, который непонятен – и не должен быть понятен – не-филологу, даже если он христианин. Христианин должен понимать текст Евангелия и молитв, а не ломать голову над всеми этими «быхами», отвлекаясь от духовного смысла молитвы. Благая весть для русских обтянута всеми этими «бывльшами», как колючей проволокой. Допускаю, что это может нравиться только тем верующим, кто хочет оградить Бога как свою территорию, недоступную профанам (как фарисеи ограждали Библию от язычников). Но это в корне противоречит евангельской идее нести благую весть всем – и желательно так, чтобы эти «все» поняли.

ГЛАВНОЕ – БЛАГОЗВУЧИЕ?

Я НЕ ПОНИМАЮ – ЗАТО БОГ И БЕСЫ ПОЙМУТ?

ПОЧЕМУ «ТРАДИЦИЯ» МЕШАЕТ ЦЕРКВИ НЕСТИ СЛОВО БОЖИЕ

По-моему, Русская Православная Церковь сейчас в прекрасной ситуации: ей вообще не нужно изобретать никаких миссионерских изысков. Достаточно для начала сделать язык, понятный русским, языком богослужения и молитвы. Разве задача Церкви – хранить культурную традицию? Если не ошибаюсь, основная задача Церкви – это все еще проповедь слова Божьего. Если бы традицию хранили 1000 лет назад, так даже на ЦСЯ никогда бы и не перевели – было бы у нас богослужение на греческом. Но нет – придумали более-менее понятный населению ЦСЯ. Так почему сейчас богослужение можно перевести на корякский, но нельзя – на русский?

Еще из социальной концепции: «Культурные отличия отдельных народов находят свое выражение в литургическом и ином церковном творчестве, в особенностях христианского жизнеустроения. Все это создает национальную христианскую культуру». Но ведь именно ЦСЯ мешает сейчас формированию русской христианской культуры, ведь язык – одна из основ культуры. ЦСЯ изолирует молитву от культуры: ее сложнее интегрировать в поэзию, сложнее красиво цитировать в прозе, произносить в кино без оттенка «православной экзотики».

Вот опять же, муж пишет: «Молитва должна отражать настраивание на день, я бы дополнял её своими блоками в будущем. А как её дополнять если она на церковнославянском?» Застывшая форма ЦСЯ загоняет идеи и образы молитвы в какое-то ритуальное гетто, мешая им стать частью мыслей и разговоров людей в обычной жизни. Христианство само по себе – совершенно непривычное для современного человека, парадоксальное учение. Некоторые вещи по-русски не всегда объяснишь. Зачем же дополнительно ставить человеку, пытающемуся понять Божье слово, палки в колеса? Что же мешает раз и навсегда разрешить эту проблему, утвердить соборно один разрешенный перевод и благословить всех желающих служить по-русски? Тогда ЦСЯ естественным образом останется в количествах, которых он заслуживает как культурная традиция, – в некоторых храмах, где филологи, а также любители благозвучия, экзотики и традиции смогут с ним познакомиться.

Видео (кликните для воспроизведения).

Почему же Церковь держится за ЦСЯ мертвой хваткой? Возможно, это какой-то «комплекс восстановления» после советской власти. Но тогда этот комплекс закрывает возможности для развития. Ведь восстанавливать что-то в формате столетней давности – это добровольно отбрасывать себя на эти 100 лет. ЦСЯ – это не евангельский принцип, не догма, не церковный канон, это просто временный инструмент, который был более-менее пригоден несколько сотен лет назад, но совершенно непригоден для этой цели сейчас. По мне, читать и слушать молитвы на церковнославянском – это все равно, что вдыхать живой воздух Божьего Слова через противогаз.

На каком языке читают молитвы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here